DOI: 10.17689/psy-2014.1.5

 

УДК 159:331

 


Адаптационный процесс и трудовая миграция


© 2014  Константинов Всеволод Валентинович,

кандидат психологических наук, заведующий кафедрой «Общая психология» Пензенского государственного

 университета, г. Пенза  konstantinov_vse@mail.ru


  

Аннотация. В статье представлены результаты эмпирического исследования особенностей процесса социально-психологической адаптации трудовых мигрантов - выходцев из Узбекистана, Таджикистана и Киргизстана, проведенного на территории Пензенского региона.

Ключевые слова: мигранты, социально-психологическая адаптация, личность, детерминанты адаптационного процесса.

 

 

 

Adaptive process and labour migration

 

©   2014  Konstantinov Vsevolod Valentinovich

Candidate of Psychological Sciences, assistant professor, head of “General psychology” department in

Penza State University (Penza), konstantinov_vse@mail.ru

 

 

Annotation: This article represents the results of empirical research of the peculiarities of the process of labour migrants’ social-psychological adaptation - those who come from Uzbekistan, Tajikistan and Kyrgyzstan –, which was conducted on theterritory of Penza region.

Keywords: migrants, social-psychological adaptation, personality, determiners of adaptive process.

 

 

В ХХ веке в мире начали резко меняться направления,  интенсивность  и формы миграционных  процессов. Произошел поворот к центростремительному типу перемещения населения, принявший форму массовой трудовой миграции из развивающихся стран в развитые. В 2005 году пришлые жители в Европе, Северной Америке, Японии и Австралии составили 61% всех международных мигрантов. В 1960 году этот показатель равнялся всего лишь 43% [Цапенко, 2007]. Интенсификация миграционных процессов генерировала целый комплекс  болезненных  социально-психологических и  социокультурных  проблем,  резко  обострив  интерес ученых к вопросам адаптации мигрантов к новым условиям жизнедеятельности [Константинов, 2007; Константинов ,2010; Malzberg, 1996; Mueller,1982; Stalker, 2000 и др.].

Без сомнения, стабильность любого, в том числе и российского общества будет зависеть от того, каким будет  включение  мигрантов  в  систему  социальных связей и отношений.

Интерес  к  проблемам межкультурной  адаптации возник в мировой науке в 30-е годы XX века. Так,   Р. Редфилд, Р. Линтон и М. Герсковиц [Gullahorn, 1963] определили аккультурацию как процесс длительного контакта представителей различных культур, результатом которого становится трансформация социокультурных паттернов  данных  групп  или  одной  из  этих  групп.  В конце 60-х годов XX-го века т.д. Грейвзом [Graves, 1968] было введено понятие психологической аккультурации, под которой понимались изменения претерпеваемые индивидом (этнической или культурной группой), взаимодействующим (щей) с другими культурами.

В  социологической  теории  адаптация  рассматривается  как  процесс  и  результат  активного  приспособления индивида к условиям новой социальной среды. Для личности адаптация носит парадоксальный характер: она разворачивается как гибко организованная в новых условиях поисковая активность, выход индивида за пределы готовой конечной формы. По мнению Ю.А. Милославского, чем меньше выражено в индивиде личностное начало, тем более социальная адаптация носит характер приспособления к условиям социальной среды [Милославский, 1995].

В 80-е годы ХХ века были широкую известность получили  работы  по  теории  и  практике  профессиональной адаптации [Вершинина, 1986; Шепель, 1984].

В  90-е  годы  прошлого  века  активизировалось изучение  и  стали  освещаться  проблемы  социально-экономической  адаптации  населения  к  преобразованиям в экономической системе страны [Дейнека, 2000; Попов, 1993; Сметанин, 1994].

Так О.С. Дейнека выделила в качестве одного из видов адаптации человека экономико-психологическую адаптацию, подразумевая под которой «существенную часть адаптации человека как субъекта хозяйствования к рынку (производителя и потребителя, участника обмена и распределения, объекта экономической политики)» [Дейнека, 2000]. Наряду с исследованием вышеперечисленных проблем особую актуальность приобрело изучение этнопсихологической адаптации в инонациональной среде [Лебедева, 1991].

В начале 90-х годов ХХ века появляются работы отечественных исследователей, посвященные изучению проблем адаптации вынужденных переселенцев и беженцев в постсоветском пространстве [Мукомель,1996; Гасанова, 1995]. Одна из первых научно обоснованных попыток решения проблемы  приживаемости  вынужденных  переселенцев была предпринята социологами В.В. Степановым и А.А. Сусоколовым. Ими разработана методика социальной экспертизы возможных вариантов расселения закавказских старожилов в разных регионах России [Степанов, 1993]. В основе предложенной этими авторами методики лежит многофакторный отбор территорий, наиболее подходящих для скорейшей адаптации русских сельских мигрантов.

В психологии под термином адаптация понимается перестройка психики индивида под воздействием объективных факторов окружающей среды, а так же способность  человека  приспосабливаться  к  различным требованиям среды без ощущения внутреннего дискомфорта и без конфликта  со  средой. При  этом подразумевается процессуальная сторона собственно явления адаптации в отличие от приспособления животных, преодоления трудностей или формирования определённых  свойств  личности, например профессиональных качеств.

Грузинская психологическая школа тесно связывала понятие «адаптация» с понятием «установка» как необходимого опосредующего звена между действиями внешней среды и психической деятельностью человека, как готовность к определённой активности, которая  в  свою  очередь  обусловлена  потребностью субъекта и соответствующей объективной ситуацией [Узнадзе, 1961]. Так, Ш.А. Надирашвили считал установку механизмом адекватного и целесообразного приспособления индивида к среде [Надирашвили, 1976].

В рамках социологического подхода адаптация рассматривается как момент взаимодействия личности и социальной среды. Субъективная сторона этого процесса понимается как усвоение личностью основных  норм  и  ценностей  общества. Представителями такого  подхода  нередко  отождествляются  понятия «адаптация» и «социализация», поэтому решающее значение  приобретает  проблема  соответствия форм поведения,  индивидуальных  способов  деятельности личности основным правилам, требованиям и нормам выполнения  общественных функций.  Социологический подход трактует адаптацию как процесс «вхождения»  личности  в новые  социальные роли,  причем сущность данного процесса заключается в содержательном,  творческом  приспособлении  индивида  к условиям жизнедеятельности.

Интерес к проблеме адаптации человека позволяет говорить не только об универсальности и многосторонности адаптивных явлений в целом, но и о существенных различиях в методологических подходах к определению её сущности и непосредственно трактовке понятия «адаптация», объясняя различие предметов исследования адаптации в процессе изучения с точки зрения различных наук.

Приведенные  нами  подходы  к  исследованию проблем  адаптации  в  рамках  психологических,  социологических и иных концепций не раскрывают суть всех существующих в настоящее время понятий данного явления. И в рассмотрении некоторых вопросов проблемы  адаптации  видны  принципиально  разные подходы. Проведенный нами анализ отечественных и зарубежных исследований адаптации позволяет выделить  следующие  фундаментальные  направления: отрицающее адаптацию человека в обществе и признающее ее.

В основе первого направления лежит концепция экзистенциализма, представители которого признают человека абсолютно свободным, обособленным от общества и его законов.

Представители  другого  направления  рассматривают  адаптацию  личности  в  контексте  предположения  об  отчужденности  социальной  среды  от человека, трактуя адаптацию как форму защитного приспособления человека к социальным требованиям, как выход из стрессовой ситуации, как овладение новыми социальными ролями, как преодоление напряжения [Ершова, 1987].

Т. Шибутани  высказывает  мнение  о  том,  что адаптация —  есть  совокупность приспособительных реакций, в основе которых лежит активное освоение среды, ее изменение и создание необходимых условий для успешной деятельности [Шибутани, 1998].

В 90-е годы XX – го века проблема адаптации мигрантов стала особенно актуальной и для России, так  как  наша  страна  столкнулись  с мощным миграционным притоком жителей на свою территорию из постсоветских государств.

В последнее десятилетие наблюдается рост интенсивности массовой трудовой миграции в Российскую Федерацию и массовой трудовой миграции из экономически  неблагополучных  регионов  России  в экономически более развитые регионы. Подавляющее большинство  прибывающих  мигрантов  не  являются высококвалифицированными работниками, что в свою очередь способствует возникновению серьезного ценностного разрыва между коренным населением и большинством трудовых мигрантов.

Нередко факт соседства с трудовыми мигрантами  воспринимается  представителями  коренного местного населения как угроза и в свою очередь детерминирует  рост  шовинистических  настроений. В современной  науке  накоплен  богатый  материал, раскрывающий сущность и закономерности миграции психологические науки адаптационных процессов у различных категорий мигрантов [Константинов, 2005; Kim, 1998; Stalker, 2000 и др.].

Известно, что миграция детерминирует развитие многочисленных проблем, среди которых: во-первых, психологический  дискомфорт,  возникающий  вследствие переезда в новое место жительства, а во-вторых, отсутствие условий для продуктивной интеграции мигрантов в новую социокультурную среду.

Основной целью для нас стало выявление особенностей процесса социально-психологической адаптации  трудовых  мигрантов  из  постсоветских  государств и трудовых мигрантов - граждан России к новым условиям жизнедеятельности.

Гипотеза исследования: существуют некоторые различия в показателях социально-психологической адаптации трудовых мигрантов из постсоветских государств и трудовых мигрантов - граждан России, проявляющиеся в поляризации субъективного отношения к новым условиям жизнедеятельности, а так же в наличии различных адаптационных трендов.

В данной статье представлены результаты анализа небольшого сегмента эмпирических данных, полученных на территории Пензенской области. В качестве испытуемых выступили 192 трудовых мигранта, из которых 86 прибыли в Пензенский регион из Узбекистана, Таджикистана и Киргизстана, а 106 испытуемых – трудовые мигранты граждане России. Испытуемые трудовые мигранты заняты в строительной сфере, сфере торговли и в автодорожном хозяйстве.

В  качестве  диагностического  инструментария нами была использована батарея следующих методик: тест «Незаконченные предложения» Сакса и Сиднея, тест смысложизненных ориентаций (СЖО) Д.А. Леонтьева, опросник Басса и Дарки, методика диагностики социально-психололической адаптации Роджерса и Даймонда, авторская анкета, методика определения мотивационной  индукции  Ж. Нюттена,  авторская методика-опросник, разработанная для изучения особенностей  экономико-психологической  адаптации, методика Дж. Бери, тест Л.В. Янковского, методика - сочинения «расставание с родиной», рисуночная методика «Образ расставания с родиной» и методика «Дом-дерево-человек».

В материалах данной статьи представлены данные, полученные с помощью методики Роджерса и Даймонда, и авторской анкеты, позволяющей выяснить причины миграции, оценку мигрантами своей безопасности в новых условиях жизни, оценку взаимоотношений с коренными местными жителями, оценку ностальгических переживаний, оценку мигрантами себя и своих возможностей в новых условиях жизни и др.

Описанный  выше  диагностический  инструментарий позволил нам осуществить оценку успешности/неуспешности социально-психологической адаптации трудовых мигрантов из постсоветских государств и трудовых мигрантов - граждан России. Обработка результатов проводилась с помощью программы «SPSS 11.5».

Результаты  анкетирования  свидетельствуют  о том, что существуют статистически значимые различия между ответами испытуемых трудовых мигрантов из постсоветских государств и трудовых мигрантов – граждан России. Среди трудовых мигрантов из постсоветских государств наличие угрозы безопасности со стороны коренного местного населения отмечают 82,6% (71 чел.) и только 30,2% (32 чел.) трудовых мигрантов - граждан России отмечают наличие угрозы собственной безопасности со стороны коренного местного населения.

Отмечаемые различия статистически значимы (φ* эмп =2,861 (p < 0,01). Анализ такого субъективного показателя, как ощущение угрозы собственной безопасности у трудовых мигрантов, на наш взгляд, ярко демонстрирует наличие существенных трудностей в процессе социально-психологической адаптации у трудовых мигрантов из постсоветских государств, нежели у трудовых мигрантов россиян.

При ответе на вопрос анкеты: «часто ли вы испытываете  чувство  изоляции  от  окружающих  вас коренных местных жителей?» только 38,8% (41 чел.) трудовых мигрантов россиян ответили, что часто испытывают чувство изоляции. Среди трудовых мигрантов  из  постсоветских  государств  часто  испытывают чувство изоляции 75,6% (65чел.). Анализ ответов на данный вопрос анкеты показал наличие статистически значимых различий (φ* эмп= 2,035 (p < 0,05). На наш взгляд, специфика проживания трудовых мигрантов из постсоветских  государств,  а именно проживание компактно, в условиях фактически исключающих контакты с коренным местным населением обусловливает негативную адаптационную динамику.

Трудовые мигранты из постсоветских государств чаще, чем трудовые мигранты россияне испытывают трудности в общении с коренными местными жителями. 84,9% (73 чел.) трудовых мигрантов из постсоветских государств испытывают такие трудности. Среди трудовых мигрантов –  граждан России испытывают проблемы  в  общении  с  коренными местными жителями 32,1% (34 чел.). Отмечаемые различия в ответах испытуемых статистически значимы (φ* эмп= 2,931 (p < 0,01). Очевидной причиной, существенным образом затрудняющей общение мигрантов не россиян с коренными местными жителями являются культурная дистанция и языковой барьер. Естественно, трудовые мигранты россияне обладают большими возможностями  для  более  интенсивного  взаимодействия  с коренным местным населением. Отвечая на вопрос анкеты «довольны ли вы своим  нынешним  положением  в  обществе?»,  трудовые мигранты из постсоветских государств чаше, чем трудовые мигранты россияне демонстрируют недовольство по поводу своего нынешнего положения в обществе. Такого мнения придерживается 72,1% (62 чел.) трудовых  мигрантов  из  постсоветских  государств. В группе трудовых мигрантов россиян процент недовольных своим нынешним положением в обществе составил – 78,3% (83 чел.). Анализ ответов на данный вопрос анкеты не выявил статистически значимых различий. Как для трудовых мигрантов из постсоветских государств,  так  и  для  трудовых  мигрантов  россиян характерна негативная оценка своего нынешнего положения в обществе.

Таким образом, анализ субъективной оценки успешности/неуспешности социально-психологической адаптации  трудовыми мигрантами из постсоветских государств и трудовыми мигрантами россиянами свидетельствует о поляризации субъективного отношения к новым условиям жизнедеятельности.

Обратимся теперь к данным, полученным с помощью методики диагностики социально-психологической адаптации Роджерса и Даймонда, с помощью которой нами были выявлены показатели по шкалам «адаптивность» и «дезадаптивность».

Нами выявлены статистически значимые различия в шкальных значениях теста Роджерса и Даймонда у испытуемых трудовых мигрантов из постсоветских государств и у трудовых мигрантов - граждан России.

У трудовых мигрантов из постсоветских  государств среднее балльное значение по шкале «адаптивность» равно 73,2 балла. Среди испытуемых  трудовых мигрантов россиян – 156,7 балла. Анализ эмпирических значений по шкале «адаптивность» показал наличие статистически значимых различий (χ2 эмп= 26,34 (p < 0,01)).

По шкале  «дезадаптивность»  у  трудовых  мигрантов из постсоветских государств среднее балльное  значение  составило  119,9  балла.  Среди  трудовых мигрантов - граждан России – 83,6 балла. В ходе математико-статистической обработки данных полученных по шкале «дезадаптивность» выявлены значимые различия (χ2 эмп = 10,81 (p < 0,05)).

Таким образом, специфика социально-психологической адаптации трудовых мигрантов из постсоветских государств и трудовых мигрантов – граждан России, проявляется в поляризации субъективного отношения к новым условиям жизнедеятельности, а так же наличие различных адаптационных трендов у испытуемых мигрантов, что нашло свое отражение в более позитивных показателях социально-психологической адаптации и менее выраженной дезадаптации у трудовых мигрантов – граждан России и напротив, ярко выраженной  дезадаптации  трудовых  мигрантов  из постсоветских государств, при наличии у них низких значений  показателей  социально-психологической адаптации.


Литература:

1. Беженцы и вынужденные переселенцы в государствах СНГ / Под ред.
В.И. Мукомеля, Э.А. Паина. М.: комплекс – Прогресс, 1996. 160 с.

2. Вершинина Т.Н. Взаимосвязь текучести и производственной адаптации рабочих. Новосибирск: наука, 1986.

3. Гасанова  Н. М.  К  проблеме  этнопсихологической адаптации // Социс. 1995. №11. с. 63–66.

4. Гриценко В.В. Роль индивидуальных различий в процессе адаптациивынужденных мигрантов // Психология беженцев и вынужденных переселенцев: опыт исследований  и  практической  работы  /  Под  ред.
Г.У.  Солдатовой. М.: Смысл, 2001.

5. Дейнека  О.С.  Экономическая  психология.  СПБ.:   Изд-во СПБ. ун-та, 2000. с. 110.

6. Ершова Н.А. Творческая активность педагогической деятельности молодых учителей как фактор профессиональной адаптации. дис. … канд. психол. наук. М., 1987. 204 с.

7. Жмыриков А.Н. Диагностика  социально-психологической адаптированности личности в новых условиях деятельности и общения. автореф. дисс. … канд. психол. наук. Л., 1989.

8. Константинов  В.В.  Адаптационный процесс у мигрантов и их психологические характеристики (на материалах Приволжского Федерального округа) // Вестник КРАУНЦ. Гуманитарные науки. 2012. № 2 (20). С. 114-122.

9. Константинов В.В. Социально-психологические характеристики адаптации  мигрантов  в  современных условиях. Пенза: ПГПУУ им. В.Г. Белинского, 2007.   187 с.

10. Константинов В.В., Ковалева Н.А. Социально-психологический анализ феномена расставания мигрантов с родиной. Пенза: ПГПУ им. В.Г. Белинского, 2010. 100 с.

11. Лебедева  Н. М.  Эмпирическое  исследование  психологической  адаптации  этнической  группы  к  иной природной  среде  (на  примере  русских старожилов   закавказья) // духовная культура и этническое самосознание наций. вып.1. М., 1990. с. 101–128.

12. Лебедева Н.М., Безнятюк К.Н. Миграция на родину (опыт  этнопсихологического  исследования  крымских татар в Крыму) // духовная культура и этническое самосознание наций. вып.2. М., 1991. с. 83–107.

13. Лебедева Н.М. Социальная психология этнических миграций. М.: Наука, 1993. 340 с.

14. Милославский Ю.А. Адаптация социальная / Энциклопедический социологический словарь. М., 1995.

15. Надирашвили Ш.А. Особенности закономерностей действия установки на различных уровнях психической активности человека // Проблемы социальной психологии. Тбилиси, 1976. с. 237–249.

16. Попов В. социально-психологическая адаптация населения к рынку // Альма-матер. 1993. №5. с. 30–32.

17. Рязанцев С.В. Трудовая миграция в СНГ: тенденции и проблемы регулирования // Мировая экономика и международные отношения. 2005. № 11. с. 66–67.

18. Сметанин Е.Н. Население в современной экономической ситуации: проблемы адаптации // общество и экономика. 1994. № 11–12. с. 77–86.

19. Степанов В.В., Сусоколов А.А. Русские ближнего   зарубежья. Проблемы адаптации в российской деревне // российский этнограф. 1993. вып. 9. с. 1–173.

20. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии  установки.  –  Тбилиси: Изд-во: АН грузинской ССР, 1961. с. 100–170.

21. Цапенко И.П. движущие силы международной миграции населения // Мировая экономика и международные отношения. 2007. № 3.

22. Шепель В.М. управленческая психология. М.: Экономика, 1984.

23. Шибутани  Т.  социальная  психология. Пер.  с  англ. В. Большанского.  Ростов-на-дону: Феникс, 1998. 544 с.

24. Dummett M. On immigration and refugees.new York: routledge, 2001, 138 pp.

25. Fisher  R.  J.  Тhe  social  psychology  of  Intercrop  and   International  conflict resolution. new  York,  1990.   р. 320–331.

26. Furnham A., Sheikh  S. Social support correlates of mental health in asian immigrants // Inrernational Journal of social Psychintry. 1998. P. 22–33.

27. Graves T.D. Psychological acculturation in a tri-ethnic community // south-western Journal of anthropology. 1967.

28. Gullahorn  J. E., Gullahorn  J.T. An  extension  of  the   u-curve hypothesis // Journal of social  Issues. 1963.   v. 19. № 3. P. 33–47.

29. Kim U. Acculturation of Korean immigrants toCanada. doctoral dissertation, Queen’s  university. Canada, 1998.

30. Malzberg B.,Llee E. Migration and mental disease.New York, 1996.

31. Mueller C.F. The economics of labor migration: a behavioral analysis.New York: academic Press, 1982. P. 18.

34. Redfield R., Linton R., Herskovits M.J. Memorandum on the study of acculturation // american anthropolo-gist. 1936.

 

Reference:

1. Bezhentsy i vynuzhdennye pereselentsy v gosudarstvah SNG / Pod red.
V.I. Mukonelya, E.А. Paina. М.: kompleks – Progress, 1996. 160 s.

2. Vershinina Т.N. Vzaimosvyaz tekuchesti i proizvodstvennoj adaptatsii rabochih. Novosibirsk: nauka, 1986.

3. Gasanova N. М.  K  probleme  etnopsihologicheskoj adaptatsii // Sotsis. 1995. №11. s. 63–66.

4. Gritsenko V.V. Rol individualnyh razlichij v protsesse adaptatsii vynuzhdennyh migrantov // Psihologiya bezhetsev i vynuzhdennyh pereseletsev: opyt  issledovanij  i  prakticheskoj  raboty  /  Pod  red. G.U.  Soldatovoj. М.: Smysl, 2001.

5. Dejneka  О.S.  Ekonomicheskaya  psihologiya.  SPb.:   Izd-vо SPb. un-tа, 2000. s. 110.

6. Ershova N.А. Tvorcheskaya aktivnost pedagogicheskij deyatelnosti molodyh uchitelej kak faktor professionalnoj adaptatsii. dis. … kand. psihol. nauk. М., 1987. 204 s.

7. Zhmyrikov А.N. Diagnostika  sotsialno-psihologicheskoj adaptirovannosti lichnosti v novyh usloviyah deyatelnosti i obeshchanya. avtoref. diss. … kand. psihol. nauk. L., 1989.

8. Konstantinov  V.V.  Adaptatsionnyj protsess u migrantov i ih psihologicheskije harakteristiki (na materialah Privolzhskogo Federalnogo okruga) // Vestnik KRAUNTS. Gumanitarnye nauki. 2012. № 2 (20). S. 114-122.

9. Konstantinov V.V. Sotsialno-psihologicheskie harakteristiki adaptatsii  migrantov  v  sovremennyh usloviyah. Penza: PGPU im. V.G. Belinskogo, 2007.   187 s.

10. Konstantiov V.V., Kovaleva N.А. Sotsialno-psihologicheskij analiz fenomena rasstavaniya migrantov s rodinoj. Penza: PGPU im. V.G. Belinskogo, 2010. 100 s.

11. Lebedeva  N. М.  Empiricheskoje  issledovanije  psihologicheskoj  adaptatsii  etnicheskoj  gruppy  k  inoj prirodnoj  srede  (na  primere  russkih starozhilov   zakavkazya) // duhovnaya kultura i etnicheskoe samosoznanie natsij. vyp.1. М., 1990. s. 101–128.

12. Lebedeva N.М., Beznyatuk К.N. Migratsiya na rodinu (opyt  etnopsihologicheskogo  issledovaniya  krymskih tatar v Krymu) // duhovnaya kultura i etnicheskoe samosoznanije natsij. vyp.2. М., 1991. s. 83–107.

13. Lebedeva N.М. Stsialnaya psihologiya etnicheskie migratsii. М.: Nauka, 1993. 340 с.

14. Miloslavskij U.А. Adaptatsiya sotsialnaya / Entsiklopedicheskij sotsiologicheskij slovar. М., 1995.

15. Nadirashvili Sh.А. Osobennosti zakonomernostej dejstviya ustanovki na razlichnyh urovnyah psihicheskoj aktivnisti cheloveka // Problemy sotsialnoj psihologii. Tbilisi, 1976. s. 237–249.

16. Popov V. Sotsialno-psihologicheskaya adaptatsiya naseleniya k rynku // Alma-mater. 1993. №5. s. 30–32.

17. Ryazantsev S.V. Trudovaya migratsiya v SNG: tendettsii i problemy regulirovaniya // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnyje otnosheniya. 2005. № 11. s. 66–67.

18. Smetanin Е.N. Naselenije v sovremennoj ekonomicheskoj situatsii: problemy adaptatsii // obshchestvo i ekonomika. 1994. № 11–12. s. 77–86.

19. Stepanov V.V., Susokolov А.А. Russie blizhnego   zarubezhya. Problemy adaptatsii v rossijskoj derevne // rossijskij etnograf. 1993. вvypып. 9. s. 1–173.

20. Uznadze D.N. Eksperimentalnye osnovy psihologii  ustanovki.  –  Tbilisi: Izd-vо: АN grusinskoj ССР, 1961. s. 100–170.

21. Tsapenko I.P. dvizhushchie sily mezhdunarodnoj migratsii naseleniya // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniye. 2007. № 3.

22. Shepel V.М. Upravlencheskaya psihologiya. М.: Ekonomika, 1984.

23. Shibutani  Т sotsialnaya  psihologiya. per.  s  angl. V. Bolshanskogo.  Rostov-na-donu: feniks, 1998. 544 s.

24. Dummett M. On immigration and refugees.new York: routledge, 2001, 138 pp.

25. Fisher  R.  J.  Тhe  social  psychology  of  Intercrop  and   International  conflict resolution. new  York,  1990.   р. 320–331.

26. Furnham A., Sheikh  S. Social support correlates of mental health in asian immigrants // Inrernational Journal of social Psychintry. 1998. P. 22–33.

27. Graves T.D. Psychological acculturation in a tri-ethnic community // south-western Journal of anthropology. 1967.

28. Gullahorn  J. E., Gullahorn  J.T. An  extension  of  the   u-curve hypothesis // Journal of social  Issues. 1963.   v. 19. № 3. P. 33–47.

29. Kim U. Acculturation of Korean immigrants toCanada. doctoral dissertation, Queen’s  university. Canada, 1998.

30. Malzberg B.,Llee E. Migration and mental disease.New York, 1996.

31. Mueller C.F. The economics of labor migration: a behavioral analysis.New York: academic Press, 1982. P. 18.

34. Redfield R., Linton R., Herskovits M.J. Memorandum on the study of acculturation // american anthropolo-gist. 1936.