DOI: 10.17689/psy-2016.2.4


УДК 159.9

 

 

 

 

Использование фрейм-структур для изучения социальных представлений

в массмедийном дискурсе (на примере социального представления «семья»)[1]

© 2016  Радина Надежда Константиновна*,

*доктор политических наук, кандидат психологических наук, профессор

департамента социальных наук Национального исследовательского

университета Высшая школа экономики, Нижний Новгород (г. Нижний Новгород, Россия)

  rasv@yandex.ru



[1] Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научного проекта № 16­03­00399 «Семейная политика и особенности конструирования нормативной модели семейных отношений в российских государственных и негосударственных печатных СМИ».

 



 

 Аннотация. В российской социальной психологии феномен социальных представлений изучается преимущественно с опорой на анализ восприятия. В то же время Московичи утверждал промежуточное положение социальных представлений между понятием и восприятием, следовательно, изучение только полюса восприятия является недостаточным для анализа социальных представлений. В статье предлагается использовать фрейм-анализ для изучения понятий, лежащих в основе социальных представлений, на материале массмедиа.

Ключевые слова: социальные представления, фрейм-анализ, структурный фрейм, понятие.

 

 

 

 

                       

 

Fraim-structures and the stude of social representations in the discourse of the

 mass media (at the example of social representations  about family)

© 2016  Radina Nadezhda Konstantinovna*,
* Doctor of Political Sciences, Ph.D., professor of Nizhniy Novgorod branch of the

 National Research University «Higher School of Economics» (Nizhny Novgorod, Russia) rasv@yandex.ru

 

 



Annotation. Phenomenon social representations in the Russian social psychology  is studied usually by analyzing the perception of individuals and groups. Moscovici maintained an intermediate position of social representations between the concepts and perceptions: the analysis of the perception of an individual or group without analyzing concepts in the study of social representations is insufficient. This article contains an example of using the frame-analysis to explore the concepts underlying the social representations on the media material.

Keywords: social representations, frame-analysis, concept.





Социальные представления – концепция, ставшая популярной не только в психологии (Блок, 2005; Бражник, 2013; Бовина, 2010; Паттисон, 2011 и др.), но и во многих междисциплинарных областях социальных наук (Агеева, 2006; Морозова, 2004; Danermark, Englund et al., 2014; Jaspal, Nerlich et al., 2014 и др.). Исторически термин «социальные представления» происходит от «коллективных представлений» Эмиля Дюркгейма, а теоретически социальные представления получили обоснование в концепции Сержа Московичи (Жодле 2007). Вероятно, подобное сложное «интегрированное» происхождение и объясняет высокую популярность социальных представлений у исследователей, поскольку «социальные представления» оказались удобной матрицей научного анализа для изучения всего того, «о чем думают люди» - от демократии до нанотехнологий (Блок, 2005; Молоствов, 2012; Морозова, 2004; Позняк, 2012; Bertoldo, Mays et al., 2016; Moshe, 2012; и т.д.).

В научных текстах социальные представления описываются как форма социального знания, конструируемая большой группой, существующая на уровне практики и здравого смысла (индивида и группы), направленная на общение, понимание и освоение социального окружения (Жодле, 2007). В связи с этим большинство научных исследований, посвященных социальным представлениям, выполнено на материале различных социальных групп с использованием устоявшегося психодиагностического инструмента, в то же время массмедийный дискурс, играющий ведущую роль в формировании социальных представлений, оказывается в тени научного внимания, а исследуется при помощи достаточно простых алгоритмов количественного контент-анализа. Подобный дисбаланс в изучении социальных представлений в массмедиа в настоящее время может быть успешно устранен, поскольку новые технологии, развивающиеся в русле корпусной лингвистики, позволяют успешно анализировать большие массивы текстов, включая электронные архивы СМИ, что и требуется для рефлексии массмедийного аспекта социальных представлений.

Однако недостаток методических приемов и алгоритмов, соединяющих методы корпусной лингвистики, стандартную «лингвистическую статистику» и концептуальное поле «социальных представлений» затрудняет изучение массмедийного аспекта. В данной статье будет проблематизирована возможность использования фрейм-анализа (его ограничения и ресурсы) как методического приема при изучении социальных представлений в СМИ на примере социального представления «семья» в массмедийном дискурсе российских СМИ.

Изучение социальных представлений: методы, техники, алгоритмы

Специфика изучения социальных представлений во многом объясняется тем, что данная концепция, по мнению ряда известных социальных психологов, обладает «промежуточным статусом» в континууме когнитивизм-конструкционизм (Донцов, Емельянова, 1987; Емельянова, 2006; и др.). Поскольку социальные представления коренятся в культуре, языке и истории, язык, не являющийся ранее приоритетным предметом исследования в социальной психологии, оказывается в фокусе научного исследования, что позволяет изучать не только сами социальные представления, но и их изменения (Бовина, 2009).

С. Московичи определяет социальные представления как промежуточную станцию между понятием и восприятием, при этом образный, фигуративный аспект социального представления, неотделим от аспекта значимого, а само социальное представление опирается на символы и образы, в которых сконденсирована совокупность значений (Жодле, 2007; Moscovici, 2001). Таким образом, социальные представления являются специфической формой социального знания, соединяющее понятийный и образный компоненты, когда первый аспект рассматривается в связи со знанием и с языком, а второй – подчинен первому (Бовина, 2009).

В различных научных обзорах, посвященных концепции социальных представлений (Бовина, 2009; Донцов и др., 1987; Емельянова, 2006; Жодле, 2007; Якимова 1996; и т. д.), характеризуются три основных подхода, в рамках которых и происходит концептуализация: Женевская школа (динамический подход В. Дуаза, социальное представление рассматривается как словарь значений, зависимый социальной структуры и «захватывания» разделенного знания в различных группах), Парижская школа (подход Д. Жодле, социальное представление разрабатывается как здравый смысл или наивное, натуральное знание), школа Экс-ан-Прованса (подход Ж.-К. Абрика, направленный на анализ структуры социального представления).

Каждое направление исследований ориентировано на определенные техники, методики и методические приемы при изучении социальных представлений. Так, при изучении социальных представлений зарубежные социологи и социальные психологи используют: лабораторный эксперимент, опросы и анкетирование (Якимова 1996; и др.), метод словесных ассоциаций (для изучения неосознанных уровней мышления) и интервью (Емельянова, 2006; и др.), специализированные оценочные шкалы и методики (например, прототипический анализ по П. Вержесу (Бовина, 2009; Емельянова, 2006 и др.).

В исследованиях российских социальных психологов, разделяющих, как правило, идеи школы Экс-ан-Прованса (Емельянова, 2006; Бовина, 2009; Муращенкова, 2012; Паттисон, 2011; и др.), при изучении социальных представлений используют метод словесных ассоциаций (иногда другие психосемантические методики и техники) (Бражник, 2013; Позняк, 2012; Емельянова Т.П., Дробышева Т. В., 2012; и др.), оценочную шкалу Ж.-К. Абрика (Емельянова, 2006; Паттисон, 2011; и др.), а также методику П. Вержеса как интерпретационную матрицу данных (Бовина, 2009; Бовина, 2011; Паттисон, 2011; и др.), а также интервью (Блок, 2005; Радина, 2012; и др.), контент-анализ СМИ (Агеева, 2006; Блок, 2005; Морозова, 2004; Емельянова, 2006; и др.) и авторские опросники (Агеева, 2006; Блок, 2005; Емельянова, 2006; Молоствов, 2012; и др.).

Преимущественное внимание исследователей социальных представлений фактически сосредоточено на восприятии, описании и анализе образов и символов, связанных с социальными представлениями, особенно когда в основе исследовательского дизайна находится метод словесных ассоциаций. Это означает, что в контексте социального представления акцентируется рефлексия ассоциативного и неосознанного, следовательно, на условной шкале, использованной в качестве метафоры Сержем Московичи (социальное представление – это промежуточная станция между понятием и восприятием), результаты исследований склоняются на сторону восприятия, оставляя полюс «понятия» недостаточно отрефлексированным. И, если в ряде исследований реконструированные «ядро» и «периферия» социального представления на основе анализа восприятия в целом раскрывают понятие, сцепленное с изучаемым социальным представлением (например, при изучении социального представления «экстремизм» в «ядро» вошли такие ассоциации как терроризм, злость/злоба, война/ы, насилие, а в «периферию» - тревога, ненависть, взрыв/ы, раздражение, боль, убийство/а, отвращение, жестокость, горе, жертвы (Муращенкова, 2012), то в других случаях связь между базовым понятием и идентифированными ассоциациями менее очевидна.

Благодаря промежуточному положению социальных представлений (между понятием и восприятием) в исследованиях, интегрирующих «полюса», для полноценной реконструкции поля значений социального представления следует анализировать не только «восприятие», но и «понятие» (что особенно значимо для изучения массмедийного дискурса), однако простой контент-анализ текстов не может во всей полноте и детализации решить задачу реконструкции понятийной основы социального предствления.

Понятие как основа социального представления и объект фреймирования

Возможно, дистанцированность от «понятия» и однозначный выбор «восприятия» в дизайне большинства психологических исследований обусловлен псевдодилеммами когнитивного-эмоционального и индивидуального-социального в концепции социальных представлений (Markova, Wilkie, 1987; Perri, 2005). Выразить что-либо в форме понятия - значит уяснить его сущность, поскольку содержание понятия ограничивается набором существенных признаков соответствующих предметов и явлений (Холодная, 2012). Кроме того, в понятии не просто выделены существенные признаки объекта или явления, структура существенных признаков является упорядоченной (Петренко 1997).

Наличие упорядоченной структуры существенных признаков у понятия позволяет для его анализа использовать фрейм-анализ, поскольку сложившаяся структура признаков понятия и есть его фрейм (схема).

При описании истории становления фрейм-анализа, в качестве родоначальников представляют Г. Бейтсона (Bateson, 1955), Н. Виннера, М. Минского (Минский, 1979). И в формулировке Г. Бейтсона, работы которого оказали значительное влияние на использование теории фреймов в социальных науках, и в формулировке М.Минского, чьи работы ближе к трактовке фрейма лингвистами, лежит гипотеза о том, что знания о мире состоят из структурных ячеек, т.е. складываются из определенных сценариев с фиксированным набором стереотипных ситуаций – фреймов (Волосухина, 2010).

Состав фрейма включает слоты - характеристики описываемой стереотипной ситуации или упорядоченный набор существенных признаков, а сами фреймы классифицируют как фреймы-структуры, фреймы-операции, фреймы-ситуации, фреймы-сценарии, фреймы- роли (Головчинер, 2011). Фреймы могут быть комплексными и содержать субфреймы, а фрейм-анализ предполагает реконструкцию и детализацию искомых фреймов-структур, фреймов-сценариев, фреймов-ситуаций и т.д. на материале лингвистических и нелингвистических текстов.

Например, фрейм-структура понятия «политик», может включать, центральные слоты (существенные признаки: род политической деятельности, определенную политическую ориентацию, принадлежность к политическому институту, выполнение политических функций), а также дополнительные, необязательные в политическом дискурсе (пол, возраст, регион проживания и обладание необходимыми для функционирования в политике качествами - профессионально-деловыми, морально-этическими, психическими) (Шейгал, 2004). Что же касается процесса фреймирования, применяемого чаще в прикладных политических исследованиях, его представляют с опорой на метафору «глагола», действия и процессуально-ориентированный взгляд (Яноу, ван Хульст, 2011). Фреймирование предполагает изучение вовлеченности в производство значений, различного рода процессов отбора, категоризации и именования, импликации через повествование, а также фреймирование механики конструирования смыслов (смыслов проблем, идентичностей и отношений и т.д.).

Возможность фреймирования на текстовом материале доказывает социальную сконструированность реальности, а при анализе фреймирования понятий в текстах обосновывается социально-конструкционистский потенциал социальных представлений. Таким образом, изучая социальные представления в массмедийном дискурсе и используя структурный фрейм при реконструкции понятий в изучаемых текстах, возможно исследовать понятийную основу социальных представлений одновременно в сложной и динамичной форме структурного фрейма.

Рассмотрим более подробно возможности анализа фреймирования понятий на примере социального представления «семья» в российском современном массмедийном дискурсе.

Программа исследования

Фреймы понятия «семья» были реконструированы нами в процессе изучения особенностей фреймирования представления о семейных отношений в контексте современной изменяющейся семейной политики РФ. Базовый фрейм-структура понятия «семья» был сформирован на основе словарных статей, согласно которым семья – это группа живущих вместе близких родственников (Ожегов, Шведова, 2006), следовательно, понятие семья наиболее наглядно может быть представлено через структуру его элементов (упорядоченное указание ключевых ролей).

Современная нуклеарная семья[1] в качестве базовых семейных ролей содержит следующий комплекс: муж/отец, жена/мать, дети/сын и дочь. Расширенный семейный круг может представлять роли бабушек и дедушек, а также других родственников. Следовательно, слоты структурного фрейма «семья» в контексте современного прочтения при реконструкции данного фрейма на массиве текстов СМИ должны отражать базовые семейные роли.

На первый взгляд, простая и даже примитивная структура базовых ролей не может быть интересна для социально-психологического исследования. Однако если учесть, что данная структура является иерархически упорядоченной, а иерархия ролей показывает, какая семейная роль в определенный момент времени для общества является наиболее ценной и значимой, и при этом данные иерархии отражаются в языке и коммуникации, очевидно, что изучение динамики ролевой значимости раскроет стратегии фреймирования понятия «семья», следовательно, и социальную сконструированность «реальности» понимании семейных отношений.

Поскольку в рамках основного исследования, посвященного анализу фреймирования пронаталистской ориентации семейной политики РФ, планировалось изучить фреймирование понятия «семья» в последние годы становления российской семейной политики в текстах массмедиа, уточним некоторые особенности семейной политики РФ на этом этапе.

Согласно исследованиям, период конца XX – начала XXI века в российской семейной политике следует охарактеризовать как эклектичный, интегрирующий элементы либеральной модели (например, положение о том, что поддержка предоставляется нуждающимся семьям для того, чтобы помочь им выйти из кризиса, на федеральном уровне семьи имеют минимальные социальные гарантии и льготы) и социально-демократической модели (например, принцип «равноправия между мужчинами и женщинами в достижении более справедливого распределения семейных обязанностей, а также в возможностях самореализации в трудовой сфере и в общественной деятельности (п. 12 Указа Президента РФ «Об основных направлениях государственной семейной политики» от 1996 года), а также «распространения на отца прав на льготы в связи в воспитанием детей, предоставляемые в настоящее время на производстве женщине-матери» (п. 19 а)) (Чернова, 2011).

Данный период в 2006 году был сменен пронаталистским периодом[2]. Рубежное событие - Послание Президента Федеральному Собранию Российской Федерации 2006 г. (Путин, 2006). В данном послании демографическая ситуация в стране была маркирована как кризисная, решение проблемы с уровнем рождаемости названа ключевой задачей. Правительством для стимулирования рождаемости были введены экономические меры, связанные с увеличением размера пособий по уходу за ребенком, беременности и родам, а также специальная экономическая мера - «материнский капитал» (единовременная выплата при рождении второго ребенка). Очевидно, что акцент на демографическом вопросе и возведение проблемы рождаемости в ранг «национальных проектов» в Послании Президента могло изменить ориентации правительственных печатных органов в работе с семейной тематикой, однако пронаталистские установки также могли быть проигнорированы или учтены частично негосударственными СМИ. Пронаталистская ориентация СМИ изучалась путем анализа фреймирования процессов отбора и категоризации материалов / текстов и вовлеченности массмедиа в работу по производству значений, поддержанный двумя самостоятельными исследовательскими стратегиями – построением фрейм-структуры понятия «семья», содержащихся в текстах СМИ (до 2006 года и после Послания Президента), и кодированием текстов, посвященных проблемам семьи[3].

Было сформулировано предположение, согласно которому в каждой статье, посвященной семье, понимание семьи реализуется авторами текста посредством истории с действующими лицами – членами семьи. Структура семьи в каждой истории является конкретизацией общего фрейма, описывающего структуру понятия. Массив историй на основе частотности упоминаний тех или иных структурных единиц («слотов») фрейма показывает, какая концепция (пронаталистская или эгалитарная либеральная) в понимании семьи доминирует в представленной коллекции текстов. Также было принято решение, согласно которому «центральными слотами» в реконструированных фреймах считались слоты с максимальным весом (частотностью), поскольку именно они представляют доминирующих по значению для журналистов членов семьи (о которых чаще всего говорят в публикациях).

Другим важным допущением при создании исследовательской программы стало представление о социальном знании как подвижной и изменяющейся системе, следовательно, с изменением представлений о семье (с изменением понятия «семья»), будет изменяться и фрейм-структура «семья», а именно характер упорядочений слотов фрейм-структуры.

Фрейм-структура понятия «семья» для каждого этапа (до 2006 года и после) обоих СМИ («РГ» и «АиФ») строилась с использованием программного обеспечения - AntConc, Content Analyzer[4] на основе следующих ключевых слов: супруги, муж, жена, дети, ребенок, родственники, родители, мать (мама), отец (папа), бабушка, дедушка, семья. Подобный набор элементов структуры семьи отражает историческую динамику взглядов на описание социальной структуры семьи – от традиционной расширенной семьи (включающей несколько поколений) к современной нуклеарной.

Анализ эмпирики строится на сопоставлении двух кейсов – текстов «Российской газеты» («РГ» - официальный печатный орган Правительства Российской Федерации - 2619 публикаций объемом в 1097347 слов и 8131695 знаков с пробелами) и «Аргументы и факты» (издательский дом «Аргументы и факты» и сайт aif.ru входят в медиагруппу «Медиа3», управляющий медиаактивами группы «ПромСвязьКапитал» - 3995 публикаций объемом в 637767 слов и 4291054 знаков с пробелами) в логике фреймирования становления пронаталистской ориентации СМИ на временном промежутке – с 1 января 2000 года по 31 декабря 2015 года (объём общей текстовой базы – 6614 публикаций, 1735114 слова и 12422749 знаков с пробелами).



[1] Нуклеарная семья состоит из одного или обоих родителей и детей (двух поколений родственников).

[2] Пронатализм - политика поощрения роста рождаемости в обществе в целях борьбы с депопуляцией.

[3] В данной статье рассмотрены только результаты анализа фрейм-структур понятия «семья» в государственных и негосударственных СМИ.

[4] В зарубежной коммуникативистике все чаще используются методы корпусной лингвистики для изучения массмедийного дискурса (см., например: Touri, Koteyko; 2015).