DOI: 10.17689/psy-2018.1.5

УДК 159.9

 

Дифференциальная психологическая диагностика подростков с девиантным поведением

© 2018 Вартанян Гаянэ Аршалуисовна*, Пащина Светлана Михайловна**,

*кандидат психологических наук, помощник декана
Факультета психологии Санкт-Петербургского государственного

университета (г. Санкт-Петербург) g.a.vartanyan@gmail.com

**кандидат педагогических наук, доцент, кафедры педагогики,

психологии и социальной работы Омской гуманитарной академии (г. Омск)

 

Аннотация: Статья посвящена вопросам организации достоверной дифференциальной психологической диагностики подростков с девиантным поведением. Авторами описываются результаты проведённого ими многоэтапного исследования, в ходе которого из большого числа использованных психодиагностических методик была определена совокупность взаимодополняющих клинико-психологических и психодиагностических методик, наиболее релевантных изучению психологических особенностей подростков с девиантным поведением, в том числе с сексуальными девиациями. На основе анализа полученных результатов определяются сферы применения выявленной совокупности методик.

Ключевые слова: психологическая диагностика, девиантное поведение, подростки.

 

  

 

Differential psychological diagnosis of adolescents with deviant behavior
© 2018 Vardanyan Gayane Arshaluyusovna *, Pashchina Svetlana Mikhailovna **,
* Сandidate of Psychological Sciences, Dean's assistant
Faculty of Psychology of St. Petersburg State University

(St. Petersburg, Russia) g.a.vartanyan@gmail.com

** Candidate of Pedagogical Sciences, Associate Professor, Chair of Pedagogy,

Psychology and Social Work of the Omsk Humanitarian Academy (Omsk, Russia)

 

Annotation:  The paper is devoted to the issues of organization of reliable differential psychological diagnosis of adolescents with deviant behavior. The authors describe the results of a multistage study carried out by them, during which a set of complementary clinical, psychological and psychodiagnostic techniques, most relevant to the study of the psychological characteristics of adolescents with deviant behavior, including sexual deviations, was identified from a large number of psychodiagnostic methods used. Based on the analysis of the results obtained, the scope of the identified set of methods is determined.

Key words: psychological diagnosis, deviant behavior, adolescents.

 

Достоверная дифференциальная психологическая диагностика позволяет не только правильно поставить психологический диагноз, но и грамотно сформулировать мишени для оказания психологической помощи. Психологическая диагностика подростков с нарушениями поведения различного генеза представляет в этом смысле особую сферу, поскольку правильно подобрать необходимый диагностический комплекс зачастую является сложной задачей.

При работе над диссертационным исследованием, направленным на всестороннее изучение клинико-психологических особенностей несовершеннолетних, осуждённых за преступления сексуального характера (Г.А. Вартанян, С.В. Горбатов, 2018), мы столкнулись с проблемой релевантности используемого диагностического инструментария. Комплексное исследование клинико-психологических особенностей указанной группы подростков на основе сравнительно-сопоставительного анализа с особенностями подростков, осуждённых за другие виды преступлений разной степени тяжести, и с правопослушными подростками потребовало использования не просто методик, исследующих те или иные психологические конструкты, а таких, которые были бы информативными в контексте специфических особенностей подростков, осуждённых за сексуальные преступления. С этой целью из 18 клинико-психологических и психодиагностических методик нами эмпирическим путем был осуществлён отбор методик, наиболее соответствующих цели и задачам диссертационного исследования.

Подбор методик осуществлялся в 3 этапа, в нём участвовали 335 респондентов: 215 подростков мужского пола в возрасте 16 – 17 лет, из которых 75 – это подростки, осуждённые за преступления сексуального характера, 80 – подростки (по 20 человек в каждой группе), осуждённые за преступления насильственного и корыстного типов, осуждённые условно подростки и воспитанники школы-интерната, не имеющие криминального анамнеза, 60 – учащихся старших классов, также не имеющие криминального анамнеза.
В исследовании, кроме того, приняли участие 120 родителей подростков: 44 родителя осуждённых за сексуальные преступления (31 мать и 13 отцов) и 76 родителей учащихся старших классов (40 матерей и 36 отцов).

На первом этапе нами было обследовано 120 подростков, разделённых на 6 групп (по 20 подростков в каждой): 4 группы подростков с криминальным анамнезом: осуждённые за преступления сексуального характера, за преступления насильственного и корыстного типов, а также осуждённые условно подростки; и 2 группы правопослушных подростков: воспитанники школы-интерната и учащиеся старших классов. На данном этапе для изучения психологических особенностей несовершеннолетних, осуждённых за преступления сексуального характера, нами были использованы следующие методики: «16-факторный личностный опросник» (R.B. Cattell, в ред.
А.Н. Капустиной, 2004; далее – 16 PF (C)) – для изучения индивидуально-психологических особенностей личности; «Патохарактерологический диагностический опросник» А.Е. Личко (2009) – для изучения типа акцентуаций характера подростков, типов психопатии и сопряжённых с ними личностных особенностей (далее – ПДО); «Диагностика межличностных отношений» (Т.F. Leary, в ред. Л.Н. Собчик, 2002; далее – ДМО) – для изучения предпочитаемого стиля межличностных отношений и характера поведения подростков в группе и обществе в целом, а также для изучения субъективной оценки «Я» в сопоставлении с идеалом своего «Я»; методика «Рисунок несуществующего животного» в авторской модификации (далее – РНЖ) – для изучения самооценки подростков, актуального психологического состояния, особенностей взаимоотношений с противоположным полом и психологической зависимости от матери, а также экспериментальная авторская анкета «Социальное благополучие в семье» (далее – АА-1 СБС), составленная на основании имеющихся в научной литературе критериев социального благополучия. Анкета состоит из 29 вопросов открытого и закрытого типа и отражает такие характеристики семей несовершеннолетних, как состав и статус семьи, занятость родителей, взаимоотношение с сиблингами и т.д.

В результате обследования при помощи методики 16 PF (C) нам удалось установить, что указанную группу несовершеннолетних от других групп подростков с криминальным анамнезом отличают интровертированность и низкая чувствительность (p≤0,05 для всех сравнений), от учащихся старших классов – такие особенности интеллектуальной деятельности, как невысокая оперативность мышления, конкретность и некоторая ригидность мышления (p≤0,001).

Методика ПДО позволила установить, что эпилептоидный тип акцентуации характера свойственен практически всем подросткам с криминальным анамнезом – осуждённым за преступления сексуального характера, за преступления насильственного и корыстного типов.
У осуждённых условно подростков выявлен смешанный (промежуточный) эпилептоидно-истероидный тип акцентуации характера; у воспитанников школы-интерната – гипертимный тип, у учащихся старших классов – психастенический. Таким образом, согласно полученным результатам по методике ПДО, эпилептоидный тип акцентуации характера в чистом или смешанном виде свойственен группе подростков, имеющих криминальный анамнез, что, на наш взгляд, может выступать отличительной чертой и фактором делинквентного поведения подростков.

Методика ДМО позволила выявить, что несовершеннолетние, осуждённые за сексуальные преступления, а также осуждённые за преступления насильственного типа и осуждённые условно подростки отличаются от других групп подростков преобладающим ответственно-великодушным типом межличностных отношений, при этом только у осуждённых за сексуальные преступления данный тип акцентуирован. Подростки, осуждённые за преступления корыстного типа, воспитанники школы-интерната и подростки контрольной группы отличаются преобладающим властно-лидирующим типом межличностных отношений, при этом, только у осуждённых за корыстные преступления данный тип акцентуирован.

Изучая особенности взаимоотношений подростков с противоположным полом и психологическую зависимость от матери при помощи экспериментальной авторской модификации РНЖ, мы ни у одной из групп подростков не выявили негативного отношения к противоположному полу и/или психологической зависимости от матери. Следует отметить, что используемая модификация, как и сама методика, является вспомогательной к применяемому диагностическому пакету методик, а её данные – лишь дополнительными и уточняющими. Кроме того, как показывают личный опыт авторов диссертационного исследования и анализ полученных данных, информативность данной модификации отмечается при индивидуальной личностной диагностике, а сама методика может быть полезна при составлении условно-вариативного прогноза.

Экспериментальная авторская анкета АА-1 СБС, также используемая как вспомогательная, показала, что несовершеннолетние, осуждённые за преступления сексуального характера, в отличие от учащихся старших классов, воспитываются преимущественно в неполных (p≤0,01) многодетных (p≤0,05) семьях женщинами, не имеющими постоянной работы (мамы, бабушки). Близким родственникам подростков данной группы характерна судимость (p≤0,001 – отцам/отчимам, p≤0,05 – сиблингам), а самим подросткам – побеги из дома. 

Таким образом, проанализировав полученные результаты, мы пришли к выводу, что не все выбранные нами методики отражают глубинные психологические конструкты, свойственные несовершеннолетним, осуждённым за преступления сексуального характера, а выбранное нами проблемное поле и диагностический комплекс для его изучения не отражают целостной картины. В связи с чем мы предположили, что полноте картины будет способствовать диагностика детско-родительских отношений и социально-семейной ситуации несовершеннолетних, осуждённых за сексуальные преступления. Для проведения диагностики мы отобрали 2 группы несовершеннолетних: подростков, осуждённых за сексуальные преступления, и учащихся старших классов; а также привлекли к исследованию родителей и тех и других несовершеннолетних.

Как мы уже отмечали, предыдущий этап позволил нам из подобранных методик определить наиболее релевантные для изучения психологических особенностей подростков. Ими оказались методики ПДО и ДМО. К данным методикам на втором этапе мы добавили методики «Суверенность психологического пространства личности» С.К. Нартовой-Бочавер (2004) (далее – СППЛ); «Анализ семейных взаимоотношений» Э.Г. Эйдемиллера,
В.В. Юстицкиса (1996) (далее – АСВ) – для изучения различных нарушений процесса воспитания, типов негармоничного патологического воспитания и некоторых психологических причин этих нарушений, а также экспериментальную авторскую анкету «Половое воспитание в семье» (далее – АА-2 ПВС) в двух формах – для подростков и для родителей, по 17 и 25 вопросов соответственно – для изучения особенностей полового воспитания и сексуального просвещения в семьях подростков и семьях их родителей. Анкета содержала вопросы открытого типа о тех или иных аспектах полового воспитания, включая сексуальное просвещение.

На данном этапе были обследованы 200 человек, из которых 80 – это 2 группы подростков по 40 человек в каждой и 120 родителей, гендерный состав которых приведён выше.

В результате нам удалось подтвердить полученные на первом этапе данные об акцентуации характера и преобладающем стиле межличностных отношений несовершеннолетних, осуждённых за сексуальные преступления. Новые данные были получены о нарушенной суверенности психологического пространства личности в группе несовершеннолетних осуждённых, а именно: суверенности физического тела (p≤0,01), территории, вещей, привычек (p≤0,001 для всех сравнений), – в то время как у учащихся старших классов нарушена суверенность социальных связей и ценностей (p≤0,001 для всех сравнений).

Поскольку у делинквентных подростков преобладают неполные семьи
(в 65 % случаев), сравнительный анализ детско-родительских отношений мы проводили только по данным матерей подростков обеих групп. Анализ не выявил преобладающего типа семейного воспитания у подростков, совершивших сексуальные преступления, в отличие от контрольной группы подростков, тип семейного воспитания родителей которых отличается минимальностью санкций (p≤0,001) и требований-запретов (p≤0,01). Однако у родителей делинквентных подростков выявлены личностные проблемы родителей, такие как воспитательная неуверенность матерей (при p≤0,001) и их одновременное предпочтение в сыновьях мужских и женских качеств (p≤0,05 для всех сравнений).

Представления о половом воспитании, включая сексуальное просвещение, и его роль в семьях подростков и семьях их родителей, были изучены при помощи анкеты АА-2 ПВС и обработаны с помощью контент-анализа.
В результате чего нам удалось установить некоторые отличительные особенности в группе осуждённых за сексуальные преступления. В частности, установлено, что представления о половом воспитании таких подростков носят скорее чувственный и эмоциональный характер, в отличие от подростков контрольной группы, чьи представления носят более рациональный характер. Представления о половом воспитании родителей осуждённых подростков больше отражают взаимоотношения с матерью и с противоположным полом, в то время как ответы родителей учащихся старших классов можно объединить в категорию «интимная жизнь и её последствия». На значимость роли полового воспитания в жизни человека, включая сексуальное просвещение, указали большинство респондентов обеих групп. Остальные представления в группе несовершеннолетних осуждённых распределились следующим образом: «продуктивные» (половое воспитание – звено, формирующее представления о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной) и «непродуктивные» (роль полового воспитания – исключительно репродуктивная функция; социально желательные ответы, а также отражающие текущую ситуацию подростков). Ответы родителей осужденных подростков можно объединить в категорию «прививание порядочности». Все группы респондентов отметили значимость бесед с ребёнком о сексуальной жизни, которые необходимо начинать с подросткового возраста (подробнее результаты описаны в диссертационной работе).

Проанализировав полученные результаты, мы вновь пришли к выводу, что для создания целостной картины о специфических особенностях несовершеннолетних, осуждённых за преступления сексуального характера, необходимо ещё более расширить изучаемые феномены. Так, нам представилась важной оценка детско-родительских отношений самими подростками, с одной стороны, и, учитывая специфику изучаемой группы несовершеннолетних и специфику проявлений этих девиаций, изучение агрессивности, защитно-совладающего поведения и ценностно-мотивационной сферы личности, включая отношение к себе и особенности полового самосознания, – с другой. Для этого мы обследовали 15 несовершеннолетних, осуждённых за преступления сексуального характера, не участвовавших в предыдущих этапах исследования. Исследование проводилось при помощи следующих методик: «Индекс жизненного стиля» (R. Plutchik, H. Kellerman, H.R. Conte, в адапт. Л.И. Вассермана с соавт., 2005; далее – ИЖС); «Ценностные ориентации» М. Рокич (А.А. Карелин, 2000; далее – ЦО); «Способы совладающего поведения» (R. Lazarus & S. Folkman, в адапт.
Т.Л. Крюковой с соавт., 2004; далее – ССП); «Смысложизненные ориентации» Д.А. Леонтьева (2006; далее – СЖО); «Маскулинность – фемининность»
S. Bem; Е.П. Ильин, 2003; далее – МиФ); «Тест руки» Э. Вагнера (в адапт.
Т.Н. Курбатовой, О.И. Муляр, 2001; далее – «Тест руки») и «Поведение родителей и отношение подростков к ним» (С.Е. Schaefer, в адапт.
Л.И. Вассермана, И.А. Горьковой, Е.Е. Ромициной, 2004; далее – ПоР).

Результаты были получены следующие: у большинства несовершеннолетних, осуждённых за преступления сексуального характера, была обнаружена агрессивность в структуре личности, исследуемая при помощи методики «Тест руки» (М=0,82; σ=0,31).

Методика ИЖС показала, что наиболее используемым механизмом психологической защиты осуждённых подростков является «Реактивные образования» (М=91; σ=18,61, p≤0,05), наименее – «Регрессия» (М=45; σ=38,72, p≤0,01).

По методике ССП мы выявили, что несовершеннолетние осуждённые чаще используют копинг-механизм «Дистанцирование» (М=53; σ=12,54, p≤0,05) и «Бегство-избегание» (М=53; σ=15,28, p≤0,05).

Изучение ценностных ориентаций несовершеннолетних осуждённых (методика ЦО) позволило установить, что в классе терминальных ценностей, т.е. ценностей-целей, преобладающими выступают «красота природы и искусства», «свобода» (самостоятельность, независимость в суждениях и поступках) и «творчество» (p≤0,05 для всех сравнений). В классе инструментальных ценностей, т.е. ценностей-средств, преобладающими выступают «аккуратность» (чистоплотность, умение содержать в порядке вещи, порядок в делах), «исполнительность» (дисциплинированность) (p≤0,05 для всех сравнений) и «твёрдая воля» (умение настоять на своём, не отступать перед трудностями) (p≤0,01). Преобладающий класс ценностей выявлен не был.

Анализ смысложизненных ориентаций осуждённых за сексуальные преступления подростков показал, что общий показатель осмысленности жизни в данной группе подростков, по сравнению с нормативной группой, находится на низком уровне (М=78, σ=13,99).

Методика МиФ позволила установить преобладание «андрогинности» гендерной идентичности несовершеннолетних осуждённых (М= – 0,19; σ=0,77).

Методика ПоР показала, что, по мнению самих детей, в отношении родителей к подросткам преимущественно встречается отвержение подростков матерями (М=2,42; σ=0,78, p≤0,05) и позитивный интерес со стороны отцов (М=3,80; σ=1,09, p≤0,05), рассматривающийся как отсутствие грубой силы со стороны отцов и стремление к компромиссу в отношениях.

По результатам третьего этапа методика ИЖС была заменена на методику «COPE» (C.S. Carver, M.F. Scheier, J.K. Weintraub, ред. С.В. Горбатова,
В.В. Шукайло, 2005; далее – «COPE») как более информативную при обследовании подростков с отклоняющимся поведением.

Результаты, полученные по методике ЦО, несмотря на возможность подвергать их различного рода анализу и подтверждению (например, выявленные ценности аккуратности и исполнительности могут дополнять диагностированный эпилептоидный тип акцентуации характера), однако, по нашему мнению, являются достаточно спорными в силу возрастных особенностей обследуемых. Данные, полученные по методике СЖО, как и по методике ЦО, также могут быть обусловлены возрастными особенностями, а также текущей ситуацией подростков – социальной изоляцией.

Данные, полученные по методике МиФ, позволяют определить лишь степень «андрогинности», «маскулинности» и «фемининности» личности, о чём единого мнения в научном сообществе не сложилось до настоящего времени. Впоследствии мы заменили оригинальную версию данной методики на её адаптированную версию А.А. Ткаченко, Г.Е. Введенского, Н.В. Дворянчикова (2001), добавив методику «ФПО» (фигура-поза-одежда) Д.К. Соломоновой (А.А. Ткаченко, Г.Е. Введенский, Н.В. Дворянчиков, 2001) (далее – ФПО), направленную на изучение полового самосознания и индивидуальных представлений о гендерных нормах и степени их усвоенности, структуре гендерной идентичности, индивидуальным гендерным предпочтениям и особенностям сексуальных предпочтений.

Таким образом, вышеописанные три этапа позволили подобрать методики, наиболее релевантные исследованию подростков с девиантным поведением, в том числе, сексуальным. Предлагаемые методики образуют три блока, отражающих определённые психологические характеристики подростков: индивидуально-психологические особенности (характерологические особенности, особенности ценностно-мотивационной сферы личности, защитно-совладающее поведение), половое самосознание и детско-родительские отношения.

Для диагностики подростков с девиантным поведением, и прежде всего с нарушениями сексуального поведения, мы предлагаем использовать следующие методики (таблица 1):

Таблица 1. Комплекс методик для психодиагностики подростков с девиантным поведением  


Исследуемые характеристики

Наименование методики

Блок индивидуально-психологических особенностей

ПДО, ДМО, СППЛ, «Тест-руки», ССП, «COPE»

Блок полового самосознания

МиФ (в адапт.), ФПО

Блок детско-родительских отношений

АСВ, ПоР, анкета на изучение социально-семейной ситуации для уточнения (в нашем исследовании это экспериментальный авторский вариант АА-1 СБС)


В случае выявления нарушений по блоку полового самосознания считаем целесообразным дополнительно использовать методики, направленные на изучение сексуальных девиаций, полового воспитания и т.д. В нашем исследовании мы использовали авторскую модификацию методики РНЖ, а также экспериментальную анкету на изучение полового воспитания, в том числе сексуального просвещения в семьях подростков и семьях их родителей (АА–2 ПВС).

Таким образом, в результате проведения многоэтапного исследования из большого числа использованных психодиагностических методик нами была определена совокупность взаимодополняющих клинико-психологических и психодиагностических методик, наиболее релевантных изучению психологических особенностей несовершеннолетних с девиантным поведением, в том числе осуждённых за преступления сексуального характера.

Представленный нами комплекс методик предлагается как один из вариантов для достоверной и полной психологической диагностики несовершеннолетних с поведенческими девиациями, в том числе, с сексуальными. Результаты личной авторской апробации предлагаемого комплекса говорят о том, что данный комплекс отвечает требованиям достоверной дифференциальной диагностики подростков с девиациями в поведении различного генеза.

Определённая нами совокупность методик может быть использована также в образовательных организациях общего образования для выявления подростков, имеющих риск нарушений психической адаптации, поведенческих нарушений, а также применяться практическими психологами, работающими в клинике подростковой пограничной психиатрии, в целях дифференциальной психологической диагностики и при планировании психокоррекционной и социореабилитационной работы с подростками с нарушениями поведения различного генеза.

Апробированная на разных группах подростков с криминальным анамнезом и правопослушных подростках совокупность методик может быть рекомендована также для использования психологам, работающим в области медицинской и юридической психологии, в том числе при работе с различными контингентами осуждённых, при разграничении юридически релевантных психосексуальных расстройств и конкретных видов противоправного сексуального поведения, при разработке превентивных и психокоррекционных мероприятий, направленных на борьбу с рецидивами и преступлениями сексуального характера, совершаемыми подростками, а также для использования в системе профессионального образования и повышения квалификации работников профессиональных служб и силовых ведомств.

Литература:

  1. Вартанян, Г.А. Детско-родительские отношения как фактор формирования неэффективных копинг-стратегий у подростков с отклоняющимся поведением / Г.А. Вартанян, С.В. Горбатов // Психологические проблемы современной семьи: сборник тезисов VI Международной научной конференции / под ред. О.А. Карабановой, Е.И. Захаровой, С.М. Чурбановой, Н.Н. Васягина. – Москва – Звенигород, 30 сентября – 4 октября2015 г. – С. 973 – 997.
  2. Вартанян, Г.А. Роль семьи и детско-родительских отношений в формировании личности подростков с отклоняющимся поведением [Электронный ресурс] / Г.А. Вартанян, С.В. Горбатов // Семья в современном мире: сборник трудов Всероссийской научно-практической конференции с международным участием / В.А. Лазаренко, Т.А. Шульгина, Т.Д. Василенко. – Текстовое (символьное) электронное издание (4 Мб). – Курск: КГМУ, 2017. – 1 электрон. опт. диск (CD/R). – С. 205 – 209.
  3. Вассерман, Л.И. Родители глазами подростка: психологическая диагностика в медико-педагогической практике / [Текст] Л.И. Вассерман,
    И.А. Горьковая, Е.Е. Ромицына. – СПб.: Речь, 2004. – 256с.
  4. Венгер, А.Л. Психологические рисуночные тесты: [Текст] / А.Л. Венгер // Иллюстрированное руководство. – М.: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2003. – 160 с.
  5. Горбатов, С.В. Методика «COPE» в психологическом исследовании подростков с отклоняющимся поведением [Текст] / С.В. Горбатов,
    В.В. Шукайло // Развитие специальной (коррекционной) психологии в изменяющейся России: материалы научно-практической конференции «Ананьевские чтения – 2005» / под ред. Л.А. Цветковой, Л.М. Шипицыной. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2005. – С. 64 – 72.
  6. Дворянчиков, Н.В. Исследование полового самосознания в решении научно-практических задач в судебной сексологии [Текст] / Н.В. Дворянчиков // Диагностика в медицинской психологии: традиции и перспективы: коллективная монография по проблемам диагностики в медицинской психологии, статьи подготовлены к открытию Всероссийской юбилейной научно-практической конференции (Москва, 23 сентября2011 г.) / под общей ред. Н.В.Зверевой, И.Ф. Рощиной. – М., 2011. – С. 142 – 164.
  7. Дворянчиков, Н.В. Половое самосознание и методы его диагностики [Текст] / Н.В. Дворянчиков, С.С. Носов, Д.К. Саламова. – М.: ФЛИНТА, М.: Наука, 2011. – 210 с.
  8. Иванов, Н.Я. Патохарактерологический диагностический опросник для подростов [Текст] / Н.Я. Иванов, А.Е. Личко. – Вып. 10. – М.: «Фолиум», 1995. – 64 с.
  9. Крюкова, Т.Л. Опросник способов совладания (адаптация методики WCQ) [Текст] / Т.Л. Крюкова, Е.В. Куфтяк // Журнал практического психолога. –  М., 2007. – № 3. –  С. 93 – 112.
  10. Курбатова, Т.Н. Проективная методика исследования личности «Hand-тест» [Текст] / Т.Н. Курбатова, О. И. Муляр. – СПб: ГМНППП «ИМАТОН», 2001. – 64 с.
  11. Нартова-Бочавер, С.К. Человек суверенный: психологическое исследование субъекта в его бытии [Текст] / С.К. Нартова-Бочавер. − СПб.: Питер, 2008. – 400 с.
  12. Собчик, Л.Н. Метод диагностики межличностных отношений [Текст] / Л.Н. Собчик // Школьный психолог. – 2003. – № 5 (125). – С. 14 – 18.
  13. Ткаченко, А.А. Судебная сексология [Текст] / А.А. Ткаченко,
    Г.Е. Введенский, Н.В. Дворянчиков. – М.: Медицина, 2001. – С. 234 – 236.
  14. Эйдемиллер, Э.Г. Психология и психотерапия семьи /
    Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкис. – СПб.: Питер, 2008. – 672 с.
  15. Hunter John A., Ph.D. Understanding Juvenile Sex Offenders: Research Findings and Guidelines for Effective Management and Treatment, 2000.
  16. Harrington R. Conduct disorders in childhood and adolescence // British Journal Psyhiatry. – 2002. № 180. – P. 554.
  17. Greydanus D.E., Rimsza M.E., Newhouse P.A. Adolescent sexuality and disability. Adolesc Med Clin, 2002.
  18. Greydanus D.E., Bhave S. Adolescent with mental retardation. Recent Advances in Pediatrics, 2006.
  19. Brown R.T. Adolescent sexuality at the dawn of the 21st century. Adolesc Med Clin, 2002.
  20. Beier K. M., Loewit K. K. The Spectrum of Sexual Disorders // Sexual Medicinein in Clinical Practice – New York, NY: Springer, 2013 – p.52 – 55.
  21. Bailey S. Violent children: a framework for assessment // Advan. Psyhiatr. Treat. 2002. - №8. - P. 97-106.