DOI: 10.17689/psy-2020.1.4

УДК 159.9

 

Связь социально-психологических характеристик и рефлексивности у сотрудников агропромышленного холдинга в зависимости от их отношения к неопределенности

© 2020 Караулов Виталий Алексеевич*,

*магистр психологии, ООО «Русская Земля», Зерноград;

e-mail: vitaly.karaulov@rz-agro.com

 

Аннотация: Статья содержит теоретический анализ проблемы рефлексивности. Автор представляет результаты пилотажного исследования, в ходе которого прошла проверку гипотеза о наличии различий взаимосвязи рефлексивности и социально-психологической адаптации толерантных и интолерантных к неопределенности у сотрудников агропромышленного холдинга.

Ключевые слова: рефлексивность, социально-психологические характеристики, сотрудники агропромышленного холдинга.

 

The relationship of socio-psychological characteristics and reflexivity among employees of an agro-industrial holding, depending on their attitude to uncertainty

© 2020 Karaulov Vitaliy Alekseevich*,

*Master of Psychology, Russian Land LLC, Zernograd, Russia;

e-mail: vitaly.karaulov@rz-agro.com

 

Annotation: The paper contains a theoretical analysis of the problem of reflexivity. The author presents the results of a pilot study, during which the hypothesis on the presence of differences in the relationship between reflexivity and socio-psychological adaptation of tolerant and intolerant to uncertainty among employees of the agricultural holding was tested.

Key words: reflexivity, socio-psychological characteristics, employees of the agricultural holding.

 

 

 

Процесс социально-психологической адаптации сотрудников агропромышленного холдинга к новым условиям профессиональной  деятельности – это многофакторный, динамический сложный процесс, связанный с включением индивида в систему межличностных отношений, усвоением социального опыта реальной межнациональной, разновозрастной профессиональной среды, с приобщением к ценностям и особенностям профессионального сообщества аграриев. Успешность, равно как и неуспешность адаптационного процесса зависит от того, насколько субъект адаекватно оценивает свои возможности,  социальные связи, осознает мотивы поведения и, насколько корректно соотносит свои потребности и возможности. Все это в снятом виде проявляется через призму рефлексивности (рефлексии) субъекта.

Так, A.П. Огурцов [5] характеризуя феномен рефлексии, заявляет о возможности различения процессов самосознания (самопонимания, самопознания) и рефлексии как способа организации мышления.

А.А. Бодалев, описал ряд видов рефлексии: 1) социально-перцептивную; 2) личностную; 3) коммуникативно-кооперативную; 4) метарефлексию. Рефлексия социально-перцептивная обеспечивает переосмысление и перепроверку субъектом сложившихся представлений о познаваемом человеке. Самопознание (личностная рефлексия) позволяет человеку оценивать свои личностные качества и качество своего общения с другими людьми. Коммуникативно-кооперативная рефлексия позволяет человеку отзеркаливать восприятие, отношение и оценку других людей в процессе взаимодействия. И, наконец, метарефлексия позволяет получить представление о том, что думают о себе познаваемые субъектом люди [1].

А.Я. Большунов с соавторами  предлагают рассматривать рефлексию в качестве механизмов обратной связи и социальной перцепции, развивая тезис, что в сознании происходит отражение не внешнего мира, а, происходит отражение осознающего мира самого субъекта (то есть целостное в норме сознание раздваивается на отношение к миру, объектам мира и отношение к себе [2].

М.В. Романова и В.В. Константинов [6], развивают тезис о том, что в процессе развития профессиональной рефлексии у будущих специалистов раскрывается осознание своих достоинств и внутренних потенций.

Большой вклад в изучение рефлексии внес С.Ю. Степанов, стараниями которого, в качестве предмета изучения выступил процесс творчества (творческое самоопределение, саморазвитие), а базовым объяснительным принципом –рефлексивно-инновационный процесс. Итогом работы научной школы С.Ю. Степанова, стала психологическая методология рефлексивной деятельности в управлении, экономике, образовании, социальной работе и др. Были успешно реализованы исследования, вскрывающие сущность рефлексии студентов, причем рефлексия интерпретировалась как развивающееся психологическое образование, состоящее из рефлексивно-когнитивного, рефлексивно-аффективного и рефлексивно-оценочно-регулятивного компонентов [7].

По мнению А.В. Карпова [3], социально-психологическая адаптированность и уровень рефлексивности личности взаимосвязаны, причем, данная взаимосвязь носит нелинейный характер, в силу того, что и заниженная и завышенная рефлексивность в большинстве случаев сопровождается снижением показателей адаптированности личности. На наш взгляд и адаптивность и рефлексивность могут играть существенную роль в профессиональной деятельности.

Вслед за  К. Роджерсом и Р. Даймондом, в нашем исследовании, мы, трактуем социально-психологическую адаптацию как интегральный конструкт личности, который объединяет следующие характеристики индивида: адаптивность, принятие себя и других, эмоциональный комфорт и внутренний контроль, и отображающий то, насколько личность адекватно воспринимает окружающую действительность, выстраивает отношения с окружающими, способна к обучению, труду, а также готова изменять свое поведение в соответствии с ролевыми ожиданиями.

Разделяя взгляды А. В. Карпова на природу рефлексивности, данный конструкт трактуется нами как способность к пониманию и самовосприятию своей психики, а также способность к анализу содержания психики других людей [3]. Понятие  «толерантности к неопределенности», операционализировано нами, через обращение к концепции Е.Г. Луковицкой, и, трактуется как множество вариантов реагирования на стимулы, которые интерпретируются  человеком как незнакомые, сложные, изменяющиеся и могут быть проинтерпретированы по разному [4].

В ходе пилотажного эмпирического исследования проведенного на базе ООО «Русская Земля» (г. Зерноград), в котором приняли участие 112 штатных сотрудников агропромышленного холдинга в возрасте от 18 до 57 лет, имеющих различный стаж работы в организации.

Нами была сформулирована гипотеза о том, что имеются различия взаимосвязи рефлексивности и социально-психологической адаптации толерантных и интолерантных к неопределенности у сотрудников агропромышленного холдинга.

Целью данной работы является изучение особенностей взаимосвязи рефлексивности и социально-психологической адаптации сотрудников агропромышленного холдинга в зависимости от их отношения к неопределенности.

Диагнорстика испытуемых осуществлялась с помощью методики диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонд, тест-опросник толерантности к неопределенности Д. Мак-Лейна в (в адаптации Е. Г. Луковицкой) и методика диагностики рефлексивности А.В. Карпова. Математико-статистическая обработка полученных данных была осуществлена с помощью программы SPSS 17.0.

По итогам проведенного анализа у интолернатных к неопределенности сотрудников агропромышленного холдинга была обнаружена взаимосвязь между показателями рефлексивности и показателями эмоционального комфорта (r = –0,299). Таким образом, было установлено, что интолерантные к неопределенности сотрудники агропромышленного холдинга с высоким уровнем рефлексивности склонны испытывать существенно меньшее количество положительных эмоций, менее уверенны в себе, имеют сложности в открытом выражении своих чувств и эмоций. Было установлено, что для интолерантных к неопределенности субъектов характерно стремление к безопасности, избегание неоднозначных ситуаций, такие испытуемые чаще замыкаются в себе.

В этой связи, чем чаще ими  предпринимаются попытки анализировать свою будущую деятельность (свое поведение в будущем) или заниматься прогнозированием возможных вариантов развития событий и реакции других людей на их действия, тем чаще они испытывают страхи, волнения и тревогу, что скорее всего обусловлено неспособностью справиться с противоречивыми ситуациями.

При проведении корреляционного анализа мы разделили выборку интолерантных к неопределенности сотрудников агропромышленного холдинга по возрасту (от 18 до 35 лет и от 35 до 57 лет). Так, у интолерантных к неопределенности лиц старше 35 лет была установлена умеренная положительная связь рефлексивности с такой характеристикой социально-психологической адаптации, как «неприятие других» (r = 0,294). То есть для испытуемых в возрасте от 35 до 57 лет, характерно осуществление анализа своей деятельности в прошлом и контроля своего поведения в настоящем. Они в большей мере склонны ожидать не принятия и негативного отношения к себе со стороны других, что возможно обусловлено наличием негативного опыта совладания с проблемной ситуацией в социальном взаимодействии. У испытуемх в возрасте от 18 до 35 лет не были выявлены значимые взаимосвязи между показателями социально-психологической адаптации и рефлексивности.

При изучении интолерантных к неопределенности сотрудников агропромышленного холдинга корреляционный анализ показал также наличие умеренных отрицательных связей рефлексивности с такими показателями социально-психологической адаптации, как «адаптация» (r = –0,311), и «интернальность» (r = –0,302). Что возможно объясняется тем, что интолерантные к неопределенности испытуемые с выраженным уровнем рефлексивности, склонны в большей степени испытывать психологические трудности во взаимоотношениях с другими людьми. Кроме того, они могут испытывать чувство неспособности управлять событиями собственной жизни, а в случае успешного разрешения сложной ситуации, склонны интерпретировать позитивный результат случайностью и удачей.

Результаты нашего исследования свидетельствуют о том, что существуют различия взаимосвязи рефлексивности и социально-психологической адаптации сотрудников агропромышленного холдинга в зависимости от их отношения к неопределенности. Для интолерантных к неопределенности испытуемых характерно наличие отрицательной взаимосвязи рефлексивности и эмоционального комфорта.

 

 

Литература:

  1. Бодалев, А.А. Личность и общение /А.А. Бодалев. — М.: Международная педагогическая академия, 1995. — 320с.
  2. Большунов, А.Я. Динамика рефлексивных актов в продуктивной мыслительной деятельности / А. Я. Большунов, В.А. Молчанов, Н.Г. Трофимов // Вопросы психологии. – 1984. – № 5. – С.23-28.
  3. Карпов А. В., Скитяева И. М. Психология рефлексии. Москва: Ин-т психологии РАН, 2012, 24 с.
  4. Луковицкая Е. Г. Неопределенность и отношение к ней: психологическое определение // Теоретические и прикладные вопросы психологии. 1996 № 2 С. 53–62
  5. Новая философская энциклопедия: в 4 т. / под ред. В.С. Степина, А.А. Гусейнова, Г.Ю. Семигина, А.П. Огурцова. – 2-е изд., испр. и допол. – М.: Мысль, 2010.
  6. Романова М.В., Константинов В.В. Профессиональная рефлексия и личностные характеристики студентов будущих педагогов-психологов // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского. 2012. №28. С. 1330-1333.
  7. Степанов, С.Ю. Психология рефлексии: проблемы и исследования / С.Ю. Степанов, И.Н. Семёнов // Вопросы психологии. – 1985. – № 3. – С. 31-40.

References:

1.       Bodalev, A.A. Lichnost' i obshchenie /A.A. Bodalev. — M.: Mezhdunarodnaya pedagogicheskaya akademiya, 1995. — 320s.

2.       Bol'shunov, A.YA. Dinamika refleksivnyh aktov v produktivnoj myslitel'noj deyatel'nosti / A. YA. Bol'shunov, V.A. Molchanov, N.G. Trofimov // Voprosy psihologii. – 1984. – № 5. – S.23-28.

3.       Karpov A. V., Skityaeva I. M. Psihologiya refleksii. Moskva: In-t psihologii RAN, 2012, 24 s.

4.       Lukovickaya E. G. Neopredelennost' i otnoshenie k nej: psihologicheskoe opredelenie // Teoreticheskie i prikladnye voprosy psihologii. 1996 № 2 S. 53–62

5.       Novaya filosofskaya enciklopediya: v 4 t. / pod red. V.S. Stepina, A.A. Gusejnova, G.YU. Semigina, A.P. Ogurcova. – 2-e izd., ispr. i dopol. – M.: Mysl', 2010.

6.       Romanova M.V., Konstantinov V.V. Professional'naya refleksiya i lichnostnye harakteristiki studentov budushchih pedagogov-psihologov // Izvestiya Penzenskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. V.G. Belinskogo. 2012. №28. S. 1330-1333.

7.       Stepanov, S.YU. Psihologiya refleksii: problemy i issledovaniya / S.YU. Stepanov, I.N. Semyonov // Voprosy psihologii. – 1985. – № 3. – S. 31-40.